?

Log in

#меняневзяли

Я обычно не участвую во флешмобах - мне как-то в голову не приходит, но будем считать это писательским упражнением.
Если задуматься, меня в общем-то мало куда не брали, но есть одна закономерность: меня всегда не брали именно в тех случаях, когда я была вполне компетентна. То бишь ко всему тому, куда меня не брали, у меня были способности и навыки. Загадка прямо какая-то :)
Дважды меня не брали вокалисткой в какие-то стремные группы. Дело было в Москве, лет мне было примерно двадцать, и я честно полагала, что мне, человеку пению хорошо обученному и с сильным голосом, самое место в рок-группе. Проблема была в том, что если в Москве тогда и существовала какая-то сцена, то локализовать ее было практически невозможно, если ты там никого не знал. Единственное, что мне оставалось - это музыкальные форумы, и я бодно взялась за поиски вакансий певунов.
Первое "прослушивание" было в принципе нормальной затеей - во всяком случае ничего откровенно стремного я сразу не заметила. Никто, разумеется, не знал, как надо прослушивать вокалистов, поэтому когда я встретилась на ВДНХ с "молодой и амбициозной группой" (тм) и отправилась вместе с ними в помещение каких-то бывших бань, я не ожидала, что вот эти вот милые ребята с порога предложат мне "вокальную импровизацию". То есть что я буду петь, не знали ни я, ни они. Я несколько прифигела и попыталась мягко донести, что по идее это не так делается, но в принципе согласилась попробовать. Получилась какая-то ерунда, но на это никто не обратил внимания, потому что гитарист и басист в это время начали выяснять отношения и чуть не подрались. Хотя все и закончилось мирно, энтузиазм у меня уже как-то подугас, так что когда они потом со мной связались и начали что-то мямлить, я в принципе не взялась туда сама.
Второе же прослушивание стало последним, ибо я не клиническая идиотка и жизнью просто так рисковать не люблю, даже ради музыки. Все в тех же краях меня встретил какой-то парень и поволок дворами-огородами на их репетиционную базу, которая находилась в... бывшем бомбоубежище! Причем путь туда лежал через огромный бетонный заброшенный зал, где было темно, телефон не ловил, и я уже на полном серьезе начала прикидывать - меня только изнасилуют тут или убьют тоже? Было сыро и страшно. Внутри, как ни странно, действительно оказалась реп-база самого типично захолустного вида с ковром и какие-то люди. Опять же выяснилось, что ничего из того, что я готова была спеть, никто играть не умеет, и после недолгого сумбурного обсуждения они решили предложить мне спеть песню, которую я "наверняка слышала по радио". Я ее конечно и правда слышала, раза два наверное, но исполнять в оригинальной тональности мужскую песню, читая слова с крошечного дешевого телефона - не мой конек. Мне заявили, что у меня нет слуха (!) и вывели на свет божий в полном ахуе и с окончательным убеждением больше на такие "прослушивания" не ходить, коли жизнь дорога.
Еще меня не взяли в детстве в театральный кружок, инкриминируя мне, поющей на тот момент в хоре, ансамбле и соло, опять же отсутствие слуха. Я до сих пор недоумеваю по этому поводу, хотя теперь к моему послужному списку добавились пара лет занятий оперным пением, а также игра на гитаре на слух.
Ну и последнее, что я могу припомнить, так это как меня не взяли в booking.com "голосом в телефоне", потому что я в процессе интервью вникла в условия работы, испугалась, что вот-вот запишусь в рабство, и наговорила такой фигни, что мне закономерно инкриминировали "отсутствие достаточной мотивации", на чем я и вздохнула с облегчением. Больше в customer service я никогда не подавалась, чему и рада по сей день.
А мораль сей басни такова: не берут туда, куда просто совсем не надо, и я это точно знаю, ибо туда, где мне потом было хорошо и весело, меня всегда брали вопреки самым разным обстоятельствам и исходным данным.
Наконец, все расселись по местам, Марти на этот раз посадили к кому-то на коленки, бутылки раскатились по полу, и мы двинулись в путь. По пути Капитан вероломно заснул, а Кол попытался последовать его примеру, но его пристыдили. Наконец таксомотор остановился возле чего-то, внешне напоминающего зарешеченный на ночь магазин. Клои невозмутимо достала ключи, отперла витрину, и мы оказались в просторном белом помещении, напоминающем танцевальный зал, с той только оговоркой, что в танцзалах обычно не бывает притаившихся в углу диванов. Это была ее гостиная. На традиционный лондонский вопрос: “А сколько еще здесь живет народу?” она ответила: “Один. Это сквот.”
вторая часть марлезонского балета с теми же действующими лицами и с горячими подробностямиCollapse )


PS: видос по идее должен в какой-то момент стать вертикальным, но ютьюб страшно педалит, прошу прощения.

праздник детства

В минувшие выходные я снова рисковала жизнью, о чем ни капельки не жалею…

КАК ВСЕ БЫЛО

В минуты меланхолии (или хмельного тумана) летучий шотландец Кол любил всем и каждому сообщать, устремляя взор своих синих глаз в вечность за головой собеседника: “Мне 35 в марте…” и зримо страдать по этому поводу. На самом деле страдать ему было совершенно не о чем: для прирожденного бабника и любителя фабулы “секс-наркотики-рок-н-ролл” он прекрасно сохранился, да и акции его у женской половины населения определенно не упали в цене. Если же собеседник желал ему сообщить об этом, приводя различные доводы, то, в зависимости от количества алкоголя в крови, Кол мог либо пуститься в пространные рассуждения о своем жизненном пути (несерьезные), либо воспрянуть духом и согласиться, либо (чаще всего) начать демонстрировать главное доказательство своего несомненно преклонного возраста - только что появившуюся седину, мелькающую в его невероятно пышной черной шевелюре.
Так или иначе, тот день, которого наш герой так боялся, настал - точнее настал его канун, то бишь прошлая пятница, десятое число марта месяца две тысячи семнадцатого года, и суждено этой дате было остаться в памяти многих, пусть даже и в несколько смутном виде.
Когда я прибыла в Дублин Касл в восемь часов вечера указанного дня, дабы заступить на свой пост, Кол как раз покидал свой. В принципе ему и так обычно свойственно никуда не уходить по окончании дневной смены, ежели уж она выпала не на понедельник, так что я сочла совершенно логичным то, что он взялся за хмельное. Настолько же логичным было и появление его девушки Клои и друга Крейга - ну неужели же они не могли просто составить ему компанию в пятницу? Чего я не знала тогда, хотя могла бы и предположить, так это того, что нынешний вечер лично у меня закончится не в три часа ночи локином, а в одиннадцать утра назавтра… но не будем забегать вперед.
и снова про Кола, Клои и других несознательных личностейCollapse )


(Кол, Ли, Крейг, Клои, Марти и я - всмотритесь в эти порочные лица!)

to be continued...
Вот мне всю жизнь страшно не везет с этим чертовым восьмым марта, но этот год пока получает пальмовую ветвь "за оригинальность". Международный, мать его, женский день совпал у меня с ПМСом! Это вообще законно?!
Мало того что мне и так некому подарить цветочков, а в этой стране восьмое марта - это вообще узаконенный шабаш ебанутых феминисток (ни в фейсбук, ни на улицу лучше не соваться, а то велика опасность вляпаться в очередной марш несогласных пезд сильных и независимых женщин или иную форму гендерно-ориентированного протеста против здравого смысла), так у меня еще и настроение такое, что если мне дать в руки автомат, квартирный кризис в лондоне исчезнет приблизительно за пару часов и на долгие годы. Охуенно!
Но, несмотря на все эти прелести, я вдруг вспомнила что-то ужасно милое из далекого-далекого прошлого в связи с восьмым марта. Когда-то, когда я еще жила в достойном городе Фрязино Москвовской области, в той версии, которой давно уже нет на его месте, а есть она только в моей голове, был невдалеке от нашего дома магазин под кодовым названием Колос (предки неизменно называли его Колосс, а на самом деле знаменитых колосьев уже давным-давно не было на вывеске над дверью в старинно-совковый кругловой магазин, и назывался он в реальности как-то совсем по-другому). В этом самом Колосе был отдел с цветами - такая стойка напротив прилавков с малопривлекательной едой. В обычные дни можно было, томясь в ожидании, пока мама что-то там выберет в другом отделе, незаметно обнюхать все цветы в больших пластиковых вазах, а вот в преддверии восьмого марта начиналось нечто необыкновенное. Столик этот переезжал в более стратегически удобный и светлый угол, и на нем в четыре, если не в шесть рук, как на конвейере, с бешеной скоростью собирали тюльпаны, гвоздики и мимозы в стандартные букеты и продавали их длиннющему хвосту нетерпеливо переминающихся с ноги на ногу людей. Седьмое марта наверное был черный день в календаре у этих тетенек, а я помню, как сама стояла в этом хвосте, с мамой или уже самостоятельно (no pun intended) и смертельно боялась забыть что-нибудь - ведь нужно же было поздравить кучу учителей. Всем нужно было поздравить кучу каких-то женщин, и отношение к этому было вполне здоровое - никто никогда не жаловался. А лично у меня мама вообще правильно создала ассоциацию: мы стояли в этой очереди и точно знали, что берем цветочков и себе тоже.
Искренне надеюсь, что судьба не играет со мной странную шутку, ибо после того как Колос навсегда исчез из моей жизни, а Универ закончился, цветы покупаю себе я всегда сама... 

событийный week'end

Давненько я не писала про свою работу, и как нарочно, в прошлые выходные там наслучалось столько всего, что уже грех не поделиться. Итак, историй будет две.

про романтику

Пятничная смена была весьма оживленной - как раз как я люблю, когда ты подошел к станку к бару и по сути через н часов от него отошел, практически не отрываясь в процессе. Творилось, как обычно, много треша - например, стаканы спрыгивали со столов поочередно, как будто кто-то быстро прошелся по залу и смахнул по одному с каждого - но это нормально, мы это списываем на наши привидения.

Однако около часу ночи случилось нечто, что обратило на себя внимание даже нас невозмутимых. Из полумрака на свет бара выплыла Клои.

Read more...Collapse )



(Кол на коленях у Тома в самый трепетный момент, пепельница на переднем плане даже дополняет)

про одиночество

Воскресенье ознаменовалось событием, настолько нехарактерным и почти фантастическим, и при этом настолько очевидно вписывающимся в нашу чудную реальность, что меня оно совершенно не потрясло. Я торжественно, хоть и очень нетвердой походкой, сжимая картонный кофе в руке, прибыла на работу в кромешную рань - к полудню. Открывать паб в воскресенье - это всегда забавно, потому что это единственный день недели, когда со всей вероятностью снаружи тебя УЖЕ ждут люди: похмелье - это все-таки серьезная вещь.

Read more...Collapse )
Утопая в разного рода профессиональной писанине, внезапно подумала: писательство в наши дни выходит на какой-то постмодернистский уровень. Если раньше люди писали тексты для того, чтобы их читали, то теперь - наоборот: люди пишут тексты именно для того, чтобы их не читали.
Поясню: во времена, когда информации было достаточно, но она имела ценность, более того, нужно было прилагать какие-то осмысленные усилия, чтобы ее получить, те, кто пишет, стремились вложить максимальное количество смысла в написанное, при этом стараясь сделать его доступным. Вспомнить хотя бы дурацкие вступительные сочинения (хоть это и плохой пример) или статьи в журналах - там присутствовала четкая структура и упор делался на содержательность материала. Привлекательностью оного не было нужды озадачиваться - если это читают, значит уж точно хотят что-то там прочесть.
Теперь же все по-другому: если я пишу текст для какой-нибудь публикации или для какого-нибудь отчета, моя главная задача - привлечь и удержать внимание читателя настолько, чтобы он вынес из текста ключевые моменты. Как бы ни была прекрасно написана моя статья, как бы совершенна не была форма, никому это неинтересно - люди все равно просматривают ее по диагонали (в лучшем случае) и выхватывают какие-то мелкие куски. По сути связанный текст давно можно было бы заменить ассоциативным рядом с попадающимися в нем "флажками" - клише, которые узнает читатель и из которых сложит некое представление о том, о чем тут идет речь.
Причина такой метаморфозы, конечно, - обилие информации и ее излишняя доступность. Результат этого - жуткая деградация концентрации внимания и потенциального читателя и, как следствие, необходимость его хоть чем-то привлечь и быстренько закидать ему на подсознание знакомые образы. Мой любимый пример здесь - мое резюме. Оно было многократно переписано, составлено с максимальным вниманием, с идеальной логикой и даже с учетом того, как человек, читающий нечто размером со страницу, устает и отвлекается. А потом мне посчастливилось поработать на нескольких проектах с крупными компаниями, и стало понятно, что вместо всего моего связанного текста о том, какая я замечательная и сколько я всего умею, нужно просто впихнуть туда эти три-четыре мировых имени, а все остальное можно смело снести нафиг.
Забавно осознавать, как под давлением обстоятельств эволиционируешь как писатель.

PS: но я все еще стремлюсь хотя бы художественный текст писать так, как душе угодно.

сдувает

Каждый год, 31го декабря... в благословенной Великобритании происходит крайне важное событие: локальный апокалипсис. Местные метеослужбы называют его чем-нибудь вроде "Шторм Жопа" и трезвонят о нем задолго до появления симптомов, сея панику по всему острову. Народ бросается закупать бухло бочками хлеб и тушенку, баррикадировать двери и окна и прощаться с близкими, местные транспортные службы радостно устраивают шабаш, дабы (безопасности ради, само собой) обеспечить непопадание даже самых отчаянных и дерзких граждан за пределы их районов, политики и ученые внезапно выходят из привычного коматоза и начинают вещать о том, что мы все умерем всему виной, разумеется, глобальное потепление, Трамп и Брекзит, и только старожилы, крепкие духом и всяко бывалые не меняют своей привычной траектории "Дом - newsagent - паб", изящно уворачиваясь от падающих на голову фонарных столбов и веток, потому что видели это безобразие уже слишком много раз в своей жизни.
В такие минуты я особенно радуюсь тому, что, во-первых, выросла при других погодных условиях и наделена по этому случаю большим скепсисом, а во-вторых, что веду асоциальный образ жизни, то бишь поутру не еду никуда на метро, да и вообще передвигаюсь преимущественно пешком, в свое удовольствие, и единственное, чем рискую в такой ситуации, это тем, что меня с моим куриным весом подхватит за широкие полы пальто и унесет, как Мэри Поппинс.
Ветер нехуевейшей силы гоняет мусорные баки по соседскому палисаднику, в моем саду беснуется неожиданно рано в этом году (всего-то конец февраля!) выставленная из дому елка, а я пью чай и преисполняюсь различных идей. Может, я наконец напишу про Америку?

…Сумрак. Я осторожно открываю один глаз и принимаюсь шарить рукой в бездне за краем огромного высоченного траходрома, к которому по старой гостиничной традиции намертво примотоно простыней мое тело. Телефон, через вечность все-таки отысканный под грудой одежды и покрывал, радостно возвещает меня о том, что в Лондоне совершенно цивилизованное время для бодрствования - около часу дня. Вот только беда в том, что я не в Лондоне, и гробовая тишина вокруг намекает мне, что каким бы своевременным не было мое пробуждение, здесь ему вряд ли кто-то обрадуется. Добро пожаловать в Сиэтл, jet lag прилагается.

Когда вы впервые узнаете, что вам предстоит посетить Сиэтл, вас закономерно охватывает смесь любопытства и сотни смутных, полуразмытых ассоциаций: грандж, Нирвана, Джими Хендрикс, неприятный акцент и еще, кажется, близость океана. На этом лично мои познания о городе-герое заканчивались. Когда мы, а вместе с нами (внутри) весь запас очень крафтового пива на одиннадцатичасовой рейс снижались над этим городом, я прибавила к своим познаниям еще две вещи: горы и соседство с Канадой. Последовавшие за этим три дня не сильно добавили к этому списку, хотя все же кое-что в них происходило.

Причиной столь необычного выбора цели путешествия был тот факт, что небезызвестный читателю Нудлз год с небольшим назад покинул нас и переехал именно сюда. Признаюсь, если бы не две серьезные причины, убедившие его на это безрассудство, я бы точно никогда его не поняла. Более унылого и насквозь провинциального города я, пожалуй, не припомню в своих странствиях.

…Я встаю с постели и аккуратно выглядываю из окна. Я на восьмом этаже, что для этого города реально высоко, так что если бы из окна было что видеть, видно было бы все. В данном случае из окна я лицезрею несколько безликих зданий, серый убитый асфальт внизу, отличающийся от того, какой я помню в отчизне, разве что сохранностью разметки, кусок монорельса - гордости аборигенов и кусок же основной достопримечательности города - Space Needle, представляющей собой архитектурное нечто в форме вышки, похожей на антенну, с шайбообразной застекленной площадкой наверху. После минутного созерцания я принимаю решение залезть обратно в постель и попытаться провести бессонное время с пользой, в результате чего минут за сорок становлюсь экспертом в вопросах использования азота в пивном деле и нюансов производства Гиннесса в частности (не спрашивайте, зачем мне это надо). Медленно наступает утро…

Если бы меня спросили, что я вынесла из посещения Сиэтла, я бы ответила: я точно поняла, почему Нирвана писала тут именно такие песни. Буквально одно только созерцание центральной (!) части города уже вызвало у меня желание тоже что-нибудь “жизнерадостное” написать. Проще говоря, пейзаж сразу однозначно дает понять: жизни здесь нет и никогда не будет.

В Сиэтле есть все, что и должно быть в приличных размеров провинциальном городе: торговые центры, бары, рестораны, какие-то достопримечательности. Есть даже очень хороший фермерский рынок, где за три копейки можно съесть свежего (еще живого) моллюска, устриц, потрясающего копченого лосося на палочке или традиционный колониальный суп chowder необыкновенной красоты. Нет в Сиэтле только одного - жизни. Ну или практически нет (мы были б не мы, если бы ее не обнаружили).

В день приезда наша основная цель состояла в том, чтобы не поддаться jet lag’у. Мало-мальски бывалый путешественник знает, что бороться с этим явлением практически бесполезно, но грамотное употребление алкоголя может творить чудеса (тут я не буду вдаваться в подробности по поводу всех доступных человечеству веществ, способных регулировать режим организма, но конечно есть и достойные альтернативы беспробудному пьянству). Если вы прилетели днем или вечером, предположительно черт знает сколько до этого толком не спав, вам конечно захочется прикорнуть. Этого делать нельзя ни в коем случае! Во-первых, вы проснетесь не через часик-два свеженьким и бодреньким, а посреди ночи с квадратной башкой, проспав все то время, в которое у вас был шанс что-то сделать. Во-вторых, вы обречете себя на подобную схему и завтра, и послезавтра, и еще неделю, пока организм не подстроится. Если судьба наделила вас силой воли и рабочей печенью, лучше всего сделать следующее: любыми средствами дожить до вечера, когда уже прилично начинать пить, после чего отправиться в бар и во что бы то ни стало продержаться там хотя бы до десяти-одиннадцати вечера, после чего, разумеется, завалиться спать. При таком раскладе есть шанс, во-первых, все-таки проснуться утром, а не посреди ночи, а во-вторых, на завтра уже не хотеть мучительно уснуть на лавке в три часа дня, проклиная все на свете. Именно так мы и сделали.

to be continued...

срочно в номер!

Вчера на Манхеттене была Калифорния - плюс 15 и выше, а сегодня утром за окном нехуевейший снегопад! Это как ваще? 30 см снега! Я снега не видела года три, есличе, и тут на тебе. Вышла покурить и, как и полагается, слепила снежок и кинула... Швейцар (на вид выходец с солнечных Кариб) долго и внимательно смотрел на меня, а потом начал улыбаться. В общем, если кто смотрел всякие дурацкие фильмы про Нью-Йорк и Новый Год, то вот то, что там показывают - героиня с мохнатыми волосами идет по квадратному вертикальному городу и на нее падают хлопья снега - это все так и выглядит, правда (правда вам не показывают, какое в это время у героини под ногами дерьмо, ибо владение лопатой - явно не конек гасторбайтеров из мексики). Распущу волосы и пойду.

Ваш покорный слуга уже окончательно осоловел от перемен пейзажа и часовых поясов, но все еще жив! Мы проколесили практически все западное побережье Америки от канадской до мексиканской границы, видели снег, горы, океан, пальмы и палящее солнце - все это чуть больше, чем за неделю. Сейчас я с трудом представляю, сколько времени на это ушло, дату знаю только потому, что вчера был капитанский день рождения, а вот сколько времени хоть в одном из часовых поясов (включая тот, в котором нахожусь), узнаю только из телефона. Но! Я не просто полна оптимизма и впечатлений - я полна решимости описать весь этот экзотический пиздец и поделиться им с уважаемой публикой.
Сейчас моя задница располагается на двадцатом этаже небоскреба в Манхеттене, внизу шумит "город, который не спит", а в голове моей опилки в желудке моем переваривается самая охуительная японская еда, которую я могу вообразить в своих изощренных сексуальных фантазиях. Я ела морского ежа...
Анонс: байки будут про провинцию, из которой Нирвана, про реднеков, про вождение бэхи и связанные с ним стереотипы, про дорожное американское наебалово, про пьянство (не мое на этот раз) и авантюрное отношение к жизни, про друзей, про мозги (и их отсутствие), про жратву, про жизненные ценности аборигенов, про стиль жизни как характеристику подвида этих самых аборигенов и наилучшую достопримечательность, про голливуд, еще раз про жизненные ценности, про охуительные города, про то, как "места надо знать", а также про траву и прочие радости жизни. И еще будут картинки. В общем, ждите меня, пока я нагуляюсь по обожаемому Манхеттену и снова возьмусь за шашку ум.



PS: спойлер: а Нью-Йорк все равно мой самый любимый американский город :)

Latest Month

June 2017
S M T W T F S
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930 

Syndicate

RSS Atom
Powered by LiveJournal.com